Временная форма профессионального опыта. Часть 4




Важен вопрос о соотношении понятий «структура опыта», «временная форма» и «форма процесса». Они кажутся близкими, почти совпадающими. Временная форма содержит информацию о множестве процессов, а структура опыта — о возможности выполнения задач среди множества процессов (а не только о том, как происходило реальное исполнение). Временная форма отличается от структуры опыта: первая — на стороне процесса, вторая — на стороне субъекта, внутри действия. Форма процесса — собственная характеристика процесса; она динамична, подвижна, требует восприятия и удержания (в поле внимания, в памяти), но это не действие субъекта и не структура его профессионального опыта. Форма процесса указывает на ход движения, его характеристики (временные, пространственные, энергетические и др.), и потому язык ее описания должен выходить за пределы психологии опыта или физиологии движений. Конечно, в структуре опыта хорошего специалиста отражен процесс движения, но есть многое другое — следы ошибок и удачных исполнений, взаимодействий, взаимоотношений, коммуникаций между людьми и проч.


Субъект исполняет деятельность, управляя процессом движения. Форма процесса — настоящее, слитое с прошлым и будущим. Она дана субъекту в восприятии, но, поскольку речь идет о структурах профессионального опыта, следует говорить о том, что такая форма — продукт интеллектуальной работы над впечатлениями, продукт их интеграции с памятью. Это динамичный гештальт настоящего, отнесенный к объекту — движению. Время поднимает нас на уровень видения многих процессов, связанных с движением транспортного средства.


В жестких структурах опыта учтена изменчивость — их темпоральная, процессуальная характеристика. В них посредством рефлексии представлен поток процессов и жизни субъекта, настоящее, прошлое и будущее. Он — в синтезе. Длительность указывает на множество разнообразных процессов, в которые включено само действие субъекта, на сложное устройство действия и многоплановость его осуществления.


Необходимо рассматривать не только нормальные, но и экстремальные ситуации (Магомед-Эминов, 2009). Синтез их временной формы является предметом особой деятельности человека и значимого другого. Как может профессионал выполнять свою деятельность после тяжелой психической травмы, когда эмоциональный тонус снижен, нет задора, много печали, мало радости, мало энергии на преодоление трудностей, нет дерзости для риска в сложных ситуациях?


Человек может применить свой опыт только тогда, когда процесс идет по руслу, известному субъекту до определенных границ. Когда процесс выйдет за эти границы, человеку его опыт больше не пригодится. Поскольку там (за границами) у человека нет мастерства, он становится обывателем, которому остается только спасаться или совершать геройские поступки, спасая других людей. Это встреча лицом к лицу с экстремальностью, той, что была отделена от обычного процесса некоторой линией границы. Опыт есть в пределах некоторой зоны процесса. Следует говорить о зонах большого и малого опыта, о зоне полного его отсутствия. В.В. Ершовым (2007) описан случай, когда экипаж опытного командира не справился с аварией и погиб, но после разбора удалось построить алгоритм действия, посредством которого можно было избежать гибели экипажа и машины. Опыт синхронизации и выдерживания длительности предполагает определенную зону осуществления, которая формируется в ходе специальных упражнений. Вблизи границы — зона неопределенности. Субъекту непонятно, что делать, какой опыт применять. Внутри процесса есть зоны высокого и низкого профессионализма, вблизи границы — зона неопределенности, а за границей — только развалины вместо процесса.


ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2010. № 2

Ю. К. Стрелков



1






Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru