Поиск по сайту


    

Анализ содержания тестовых заданий MSCEIT




Рассмотрим модель Мэйера—Сэловея—Карузо (единственную модель способностей) и субтесты MSCEIT (последней и наиболее совершенной версии теста на ЭИ), направленные на диагностику каждой из четырех «ветвей» ЭИ (Mayer et al., 2003; русская адаптация и примеры тестовых заданий см.: Сергиенко, Ветрова, 2009):


«Ветвь» 1. Идентификация эмоций: 1.1. «Лица» — определить, насколько выражены разные эмоции на лицах людей на фотографиях. 1.2. «Картинки» — определить, насколько выражены разные эмоции на картинках с пейзажами и абстрактными узорами.


«Ветвь» 2. Эмоциональное содействие мышлению: 2.1. «Содействие» — определить эмоции, которые способствуют более эффективному решению мыслительных задач. 2.2. «Ощущения» — сравнить эмоции с другими сенсорными стимулами.


«Ветвь» 3. Понимание эмоций: 3.1. «Изменения» — определить, как одно эмоциональное состояние переходит в другое, какие обстоятельства усиливают или уменьшают эмоциональную интенсивность. 3.2. «Смешения» — выделить эмоции, которые входят в состав более сложных аффективных состояний.


«Ветвь» 4. Управление эмоциями: 4.1. «Управление эмоциями» — оценить эффективность предложенных действий с точки зрения сохранения или изменения своего эмоционального состояния. 4.2. «Эмоциональные отношения» — оценить, каким способом лучше управлять эмоциями других, чтобы добиться желаемого результата.


В ходе анализа субтестов с точки зрения их соответствия конструкту ЭИ было установлено, что не все они диагностируют способности и не все диагностируемые способности имеют отношение к переработке эмоциональной информации.


Во-первых, при диагностике способности распознавать эмоции испытуемого просят определить, в какой степени выражены разные эмоции на картинках с пейзажами и абстрактными узорами («ветвь» 1, субтест «Картинки»). Как показывают результаты адаптации MSCEIT на русской популяции1, при решении этих заданий испытуемые выбирают все варианты ответа практически в равной степени. Исключением являются отдельные шкалы оценки внутри заданий, по которым происходит согласие выборки по типу «точно не...» (например, на картинке с пейзажем точно не выражен гнев). Мы предполагаем, что данный субтест носит проективный характер и диагностирует личностные особенности испытуемого.
Во-вторых, диагностика способности использовать эмоциональное состояние при решении мыслительных задач осуществляется с помощью задания на сравнение эмоции (например, чувство вины) с другими сенсорными стимулами (холодный, синий, сладкий и т.д.) («ветвь» 2, субтест «Ощущения»). По сути, здесь речь идет о феномене синестезии: ощущения, характерные для одной модальности и возникающие при воздействии соответствующего раздражителя, сопровождаются ощущениями другой модальности (например, «цветовой слух») (Краткий., 1998). Поскольку данный феномен является достаточно индивидуальным (например, с одной и той же тональностью у разных людей могут ассоциироваться разные цветовые представления), постольку нет возможности установить правильный ответ в подобных заданиях. Кроме того, не совсем понятно, на каком основании выделяется новый вид синестезии (эмоции—ощущения) и постулируется его связь с эффективностью мышления.
В-третьих, в одном из субтестов на понимание эмоций от испытуемого требуется определить состав «сложных эмоций» (например, чувства любви, ненависти, ностальгии и т.д.), или, в терминологии отечественной психологии, состав чувств («ветвь» 3, субтест «Смешения»). Критерий, с помощью которого можно отличить чувство от эмоции, следующий: чувства предметны, эмоции ситуативны (Леонтьев, 2001). Например, можно любить человека, но испытывать отрицательные эмоции по поводу его поведения в некоторой ситуации. В данном субтесте чувства и эмоции рассматриваются как явления одного порядка: в одних заданиях чувство включает в свой состав набор эмоций, в других — является составной частью эмоции. Сами задания сформулированы без опоры на какие-либо научные представления о составе «сложных эмоций» и в большей степени связаны с определением значения слова (например: «постоянное ожидание "хорошего" — это.?», «печаль, вину и сожаление обозначают словом.?»).

Как мы видим, субтесты «Картинки» и «Ощущения» не имеют отношения к диагностике способностей и вследствие этого возникают трудности с установлением правильного ответа. Субтест «Смешения» диагностирует способность, которая относится скорее к вербальному, чем к эмоциональному интеллекту. Таким образом, для диагностики ЭИ как особого вида интеллекта субтесты «Картинки», «Ощущения», «Смешение» не подходят.


Анализ субтестов по отношению к заявленной модели показал, что знание того, какие эмоции содействуют мышлению («ветвь» 2, субтест «Содействие»), обслуживает умение вызывать эти эмоции для более эффективного решения практических задач (например, для создания необычного интерьера, приготовления блюда и т.д.). Стоит отметить, что вызов эмоций (наряду с сохранением и изменением) является вариантом управления эмоциональным состоянием, который как раз не диагностируется в субтестах на управление. Таким образом, субтест «Содействие» относится к способности управлять эмоциями (ветвь 4) и нуждается в соответствующей доработке для диагностики этой способности. После исключения субтеста «Ощущения» и перестановки субтеста «Содействие» становится очевидным, что ветвь «Эмоциональное содействие мышлению» является избыточной для понимания сути ЭИ. Это подтверждают и результаты факторного анализа MSCEiT: в большинстве исследований эта «ветвь» не получает эмпирической поддержки, а при выделении четырехфакторной структуры коррелирует на уровне 0.9 с другими «ветвями» ЭИ (см., напр.: roberts et al., 2006).


На основании сказанного мы делаем вывод, что модель Мэйера— Сэловея—Карузо может быть сокращена до трех способностей — идентификация эмоций, понимание эмоций, управление эмоциями. Кроме того, исключение субтеста «Смешения» позволяет уточнить содержание способности «Понимание эмоций» и сформулировать более точное название: «Понимание причин эмоций».


Теперь проанализируем с точки зрения теории эмоций субтесты, направленные на диагностику способностей, — идентификация эмоций, понимание причин эмоций, управление эмоциями.


Диагностика способности «Идентификация эмоций» в MSCEiT проводится с помощью четырех фотографий («ветвь» 1, субтест «Лица»; субтест «Картинки» мы не рассматриваем, о чем говорилось выше). Испытуемого просят оценить выраженность разных эмоций (например, счастья, страха, удивления, отвращения, волнения) на лице человека. Без проведения дополнительных исследований остается непонятным, насколько можно по четырем фотографиям из MSCEITсудить об умении человека распознавать по лицевой экспрессии определенный набор базовых эмоций. В качестве образца методики на распознавание эмоций по мимике можно привести тест JACFEE(Japanese and Caucasian Facial Expressions of Emotion) П. Экмана и Д. Матсимото (Matsumoto, Ekman, 1988). В основу этой методики положено семь эмоций, которые одинаково проявляются в разных культурах: гнев, презрение, отвращение, страх, удивление, радость, печаль. Тест включает в себя 56 фотографий (по 8 на каждую из 7 эмоций) мужчин и женщин, принадлежащих к разным этническим группам. Все слайды методики JACFEE соответствуют системе кодирования FACS (Facial Action Coding System), которая обеспечивает надежность изображения эмоций на уровне активности лицевых мышц.


Кроме того, идентификация эмоции происходит не только по мимике, но и по другим невербальным сигналам — позам, жестам, интонации голоса. Задания на весь-спектр невербальных сигналов встречаются, например, в тесте на социальный интеллект Дж. Гилфорда, М. Салливена (см.: субтесты «Группы экспрессии» и «Вербальная экспрессия» — Михайлова, 2002). Более валидный метод диагностики вокальной составляющей эмоций представлен в методике VAR (Vocal Affect Recognition) К. Шерера (Scherer, 2003). Этот тест, как и JACFEE, опирается на семь универсальных для разных культур эмоций. Испытуемому предъявляется одна и та же тестовая фраза на разных языках, прочитанная разными дикторами (мужчинами и женщинами) с разным эмоциональным подтекстом. Стоит отметить, что такая диагностика умения распознавать эмоции — раздельно по мимике, интонации голоса и т.д. — не всегда будет отражать уровень развития данной способности у испытуемого, так как об истинном эмоциональном состоянии человека иногда можно судить только по рассогласованию между его невербальными сигналами и словами или внутри невербальных сигналов. По-видимому, комплексная диагностика способности распознавать эмоции возможна только при использовании видеоситуаций2.


Для диагностики способности «Понимание причин эмоций» в MSCEIT используются вербальные задания двух типов (ветвь 3, субтест «Изменения»): 1) определить событие, которое вызвало определенную эмоциональную реакцию (например, «была уверена в себе. почувствовала себя подавленной. с чем это связано?»); 2) предсказать реакцию человека на определенное событие, при этом в задании дается оценка события (например, «никогда не испытывала столь сильного шока. поняла, что может извлечь некоторую выгоду из сложившейся ситуации. что почувствовала?»); Согласно когнитивной теории эмоций, событие само по себе является нейтральным, а реакция на то или иное событие зависит от того, как человек его интерпретирует (Изард, 2002). Таким образом, задания второго типа с теоретической точки зрения являются более правильными и должны формулироваться с опорой на конкретную теорию о причинах эмоций. На наш взгляд, таким подходом может быть теория ABC (Activating event—Beliefs—Consequences) А. Бека (1998) и А. Эллиса (1998), в рамках которой обозначены причины основных разрушительных переживаний. В зарубежной литературе есть попытка разработать альтернативную версию субтеста на понимание эмоций с опорой на оценочную теорию эмоций И. Роусман (тест STEU — Situational Test of Emotional Understanding — см.: MacCann, roberts, 2008).


Субтест «Изменения» можно также усовершенствовать путем изменения формы предъявления тестовых заданий: давать испытуемому только внешний ряд «Поведение—Событие—Эмоциональная реакция» с пропуском одного из элементов данного ряда. Поведение до ключевого события и эмоциональная реакция после него будут свидетельствовать о внутреннем плане человека — о мотивации и соответствующей оценке ключевого события. Такого рода невербальные задания, в отличие от вербальных (как в MSCEIT), являются менее утомительными и в большей степени приближеными к реальной жизни, когда о внутреннем плане человека ничего не сообщается. Примеры невербальных заданий на определение причины эмоционального состояния можно также найти в тесте на социальный интеллект Дж. Гилфорда, М. Салливена (см.: субтест «Истории с дополнением» — Михайлова, 2002).


Диагностика способности «Управление эмоциями» в MSCEIT происходит с помощью вербальных заданий, в которых требуется оценить эффективность разных действий с точки зрения их влияния на эмоциональное состояние (ветвь 4, субтесты «Управление эмоциями» и «Эмоциональные отношения»). Пример ситуации: «подрезал грузовик... свернул вправо, чтобы избежать столкновения. был разъярен. что поможет справиться с гневом?» Если мы берем в качестве теоретической основы методики теорию А. Бека и А. Эллиса, задания на управление эмоциональным состоянием должны опираться на практическое приложение данной теории — рационально-эмотивную психотерапию, в рамках которой найдены и зафиксированы основные способы управления негативными эмоциями (Бек, 1998; Эллис, 1998). В общем виде: управление эмоциональным состоянием происходит через изменение оценки события и убеждений, которые лежат в основе этой оценки. Таким образом, более правильными с теоретической точки зрения являются задания, в которых происходит работа с оценкой события. Стоит отметить, что ряд заданий, работающих на диагностику способности управлять эмоциями, после теоретической проверки требует уточнения формулировок.


Кроме того, задания в вербальной форме (как в MSCEIT) являются очень громоздкими и утомительными для испытуемого. Переход к полностью невербальной рисуночной форме невозможен, так как управление эмоциональным состоянием происходит через изменение оценки события, т.е. вербально. Оптимальный способ диагностики — это вербально-невербальная форма (задания в виде комиксов или видеосюжетов). Что интересно, исследователи, которые первоначально предлагали вербальные методики для диагностики ЭИ, переходят к разработке видеоверсий. Так, например, К. МакКэнн (MacCann, roberts, 2008) принадлежит альтернативная версия субтеста MSCEIT на управление эмоциями — тест STEM (Situational Test of Emotion Management). В настоящий момент автор разрабатывает видеоверсию, в которой испытуемому предлагаются видеоситуации с вариантами видеоответов. Анализ ситуации требует распознавания эмоции и понимания ее причины, а выбор ответа — определения наиболее эффективного способа управления эмоциональным состоянием. Таким образом, изменение формы тестовых заданий на управление эмоциями приводит к комплексной диагностике трех способностей, входящих в состав ЭИ, и приближает тестовые задания к ситуациям реальной жизни.


ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2010. № 3

А. А. Панкратова

Эмоциональный интеллект: о возможности усовершенствования модели и теста мэйера-сэловея-карузо


Курсовые, дипломные, рефераты и контрольные


Также читайте:

 
2010-2016 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru