Симфоническая мощь сознания. Спекулятивные рассуждения и поиски нового пути (Scherzo)




В одной статье невозможно детально представить теоретические положения, которые привели к постановке описанных исследований (подробнее об этом см.: Аллахвердов, 1993, 2000, 2003; Аллахвердов и др., 2006). Вот краткое изложение.


1. Любая развитая научная теория строится для идеализированных объектов, т.е. таких, которых заведомо нет в реальности (например, материальная точка, не имеющая ни длины, ни ширины). Удачная идеализация отбрасывает несущественные детали и позволяет рассматривать явления в чистом виде (см.: Аллахвердов, Кармин, Шилков, 2007). Введем допущение: идеализированным объектом психологической теории является идеальный мозг, который не имеет ограничений ни по объему, ни по скорости приема, переработки и хранения информации. Он, по предположению, автоматически выделяет все закономерности в предъявляемой информации и с абсолютной точностью регулирует деятельность. Вот тут и возникает проблема: если идеальный мозг настолько мощен, то зачем ему нужно сознание?


Разумеется, допущение о существовании идеального мозга заведомо неверно. Оно важно лишь для того, чтобы принять утверждение: все законы психической деятельности, все ограничения, наложенные на сознание, не должны объясняться физиологическими причинами. Обнаруженные нами эффекты последействия позитивного и негативного выбора подчеркивают правомерность такого подхода. Мы исходим из того (и в этом смысле являемся правоверными когнитивистами), что все происходящее в психике следует объяснять логикой познавательной деятельности, а не функционированием нервной системы или задачами биологической адаптации. При этом в психике человека ничто не делается с целью «ухудшить», «ослабить» или «забыть», а любые наблюдаемые ошибки являются не свидетельством недостатков или ограничений, наложенных на нервную систему, а необходимым следствием правильно организованной познавательной деятельности. Нейрофизиологические механизмы обеспечивают психическую деятельность, но не определяют ее логику.


2. Множество парадоксов и головоломок зачастую возникает потому, что познание и сознание рассматриваются как однородные структуры. Вот вечная и типичная проблема, для которой пока не удается найти решение: как сознание может проверять свои представления о мире? Философия Нового времени начинается с безуспешных попыток ее решения. Дело в том, что сознанию человека даны только представления о мире, а не непосредственно сам мир. Нельзя сопоставлять то, что есть в сознании, с тем, чего в сознании нет. Как же отличить кажимость от реальности? Как, например, человек, может проверить, действительно ли он такой, как он о себе думает? Для этого надо свои гипотезы о самом себе каким-то образом сличить с самим собой. Но тогда надо заранее знать, кто я такой на самом деле, а это невозможно. Как же тогда проверять? В ужасе от подобных загадок некоторые философы стали отказываться от понимания истины как соответствия реальности.


Философия науки ХХ в. призывает проверять научные гипотезы в независимом испытании. Это значит, что гипотезу следует проверять иным способом и не теми данными, на основе которых она была сформулирована. Перенесем эту идею на любые гипотезы, создаваемые идеальным мозгом: все они должны проверяться независимо. Тогда обязаны существовать независимые друг от друга блоки познания, получающие разную информацию, обрабатывающие эту информацию разными способами и не обменивающиеся друг с другом результатами этой переработки. (По существу, эта идея восходит к И. Канту, который говорил о двух независимых стволах человеческого познания — чувствах и разуме. Я склонен считать независимыми сенсорное и моторное познание.) Согласованность результатов, возникающих в столь разных и независимых друг от друга познавательных контурах, может подтверждать правильность созданных в этих контурах представлений о реальности. Но для оценки согласованности тоже требуется специальный механизм. Сличение результатов происходит в блоке более высокого уровня, 16 который передает нижележащим блокам лишь качественный сигнал о совпадении полученных результатов. На этом этапе эмоции играют важнейшую когнитивную роль оценки результата сравнения гипотез (например, сенсорных и моторных).


Однако результаты работы независимых познавательных блоков не могут сличаться непосредственно (как не может сенсорная информация непосредственно сличаться с моторной, а зрительная — с вкусовой). Значит, любой блок высокого уровня может лишь догадываться о результатах сличения и проверять эти свои догадки в независимых испытаниях. Так порождается сложная система блоков познания все более высокого уровня. Познание принципиально полифонично.


3. Чтобы система блоков не разрасталась до бесконечности, должен существовать некий финальный блок познания. Можно предположить, что этим блоком как раз и является сознание. Механизм сознания (при желании его можно назвать разумом — Mind) так организует когнитивную деятельность, чтобы постоянно увеличивать объем осознанности. В этом смысле сознание — имитатор познавательной деятельности, стремящийся к получению эмоционального подкрепления. Механизм сознания вмешивается в управление любыми процессами, протекающими в организме, но предпочитает наиболее безопасную игру: имитируя познавательную деятельность нижележащих контуров, пытается вызвать в итоге своей работы эмоциональные (осознанные) сигналы. Целью его деятельности, таким образом, оказывается не адекватное отражение или приспособление к среде, а получение положительных эмоций. Сознание старается угадать, какое представление о мире вызовет эмоциональный отклик. И начинает конструировать внутри себя окружающий мир, более того, готово для подтверждения своих представлений изменять этот мир так, чтобы он соответствовал созданным конструкциям. Принятие решения в сознании происходит медленнее, чем в других структурах, так как оно исходно оперирует теми результатами, которые уже в этих подструктурах получены. Сознание избирательно, поскольку его не волнуют ни точность, ни полнота отражения. Сознание также должно рефлексировать свою работу, иначе не сможет совершенствоваться.


Но имитация всего лишь имитация. Она обычно не позволяет достичь полной глубины эмоциональных переживаний. Зато она формирует слабые, но весьма дифференцированные эмоции. Они и есть наши осознаваемые мысли и представления. И одна из главных задач сознания — все время порождать эти представления, создавать, словами У. Джеймса, непрерывный поток осознаваемых переживаний. Конечно, такая работа сознания может довести человека и до сумасшествия, и до суицида, если реальность, с которой он столкнется, не будет соответствовать построенной внутри сознания картине мира. Но все-таки придуманный сознанием мир достаточно твердо опирается на взаимодействие с реально работающими познавательными структурами.


На основе предложенного подхода можно сформулировать несколько экспериментально обоснованных законов работы сознания. Оно приписывает случайным явлениям статус закономерных, старается избавляться от противоречий, активно реагирует на неожиданную информацию и перестает работать с полностью ожидаемой (в этом суть потока сознания: содержание сознания не может быть неизменным, а потому неизменная информация быстро ускользает, перестает восприниматься, забывается или трансформируется) и т.д. К законам работы сознания относятся и законы последействия. Сознание не склонно работать с однажды отвергнутыми гипотезами и предпочитает проверять лишь ранее принятые к осознанию гипотезы или новые, еще не отвергнутые.


Сознание способно порождать собственные конструкции, а не извлекать их из реальности. Но все-таки эти конструкции описывают реальный, а не галлюцинаторный мир. Пусть мир сознания не в полной мере адекватен реальности, но он и не оторван от нее, а согласован с ней, иначе не удавалось бы достигать эффективных познавательных результатов и как следствие этого длительных положительных эмоциональных переживаний. Именно благодаря такому сознанию человек знает о Большом взрыве, о динозаврах и о конформизме, догадывается о непроверяемом (о Боге, детерминированности мира или свободе воли) и вообще способен думать. Ведь если бы не было сознания, человек никогда ничего не смог бы узнать, потому что наше знание всегда осознанно.


ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2008. № 3

В. М. Аллахвердов



Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru