Как возможна внутренняя свобода: три ответа Л.И. Божович. Первый ответ




Первый ответ дан в монографии «Личность и ее формирование в детском возрасте» (1968): активность (в противовес реактивности) поведения, характеризующая личностный уровень психического развития, становится возможной тогда, когда у человека оказывается сформированной структура личности. Именно так Божович понимает здесь тот «высший синтез», о котором говорил Выготский. Серия эмпирических исследований, описанных в монографии, привела к выводу о том, что любое личностное образование (будь то качество личности, «моральная инстанция», идеал, самооценка или что-либо еще) всегда — и в процессе своего формирования, и в процессе функционирования — определяется соответствующим мотивом, своей аффективной составляющей.


В этой логике структура личности представляется в виде складывающейся в онтогенезе иерархии мотивов (мотивационной иерархии), стержнем которой является находящийся на вершине этой иерархии мотив, определяющий направленность личности.


«...Целостная структура личности, — пишет Л.И. Божович, — определяется, прежде всего, ее направленностью. В основе направленности личности, согласно нашей точке зрения, лежит возникающая в процессе жизни и воспитания человека устойчиво доминирующая система мотивов, в которой основные, ведущие мотивы, подчиняя себе все остальные, характеризуют строение мотивационной сферы человека. Возникновение такого рода иерархической системы мотивов обеспечивает наивысшую устойчивость личности» (1968, с. 422).


Так формулируется едва ли не основной вывод монографии. Обратим внимание на наличие в нем, помимо таких центральных понятий, как структура личности и иерархическая система мотивов, не менее важных в данном контексте понятий направленность личности и устойчивость личности. Правильно будет сказать, употребляя модное сегодня выражение Г. Олпорта, что именно обретение субъектом такой диспозиции, диспозиционной переменной, как направленность, придает устойчивость и структуре личности, и поведению, делая его относительно независимым от ситуационных влияний.


Перед нами, таким образом, вариант классической «структурной модели» личности. В каком-то смысле несомненно, что именно наличие организованной структуры обеспечивает устойчивость и относительную ситуационную независимость существования объекта, особенно в живой природе. Ведь живые существа как негэнтро- пийные системы, преодолевая энтропию, стремятся к максимальной организованности.


И.М. Фейгенберг, обсуждая в недавно вышедшей книге идеи Н.А. Бернштейна, связанные с физиологией активности, распространяет их на объяснение человеческого, личностного уровня поведения субъекта, при этом не только содержательно, но и текстуально почти цитируя Л.И. Божович: «Если классическая биология рассматривала эволюцию как процесс, в котором выживают организмы, лучше приспособившиеся к окружающей среде, то согласно бернштейновской физиологии активности выживают организмы, лучше преодолевающие сопротивление среды в активном стремлении к достижению своих целей, к удовлетворению своих потребностей. Для человека, мне кажется, это перерастает в этические проблемы: не приспособиться к условиям среды, а активно преодолеть ее сопротивление и преобразовать ее соответственно своим идеалам, своей "модели потребного будущего". Уравновешиванию со средой было противопоставлено активное преодоление сопротивления среды» (Фейгенберг, 2004, с. 151; курсив мой. — Н.Т.).


Представление о структуре личности далее развивается Л.И. Бо- жович в контексте изучения проблемы так называемой гармонической личности. В противовес распространенному мнению о синонимичности выражений «гармоническая» и «всесторонне развитая» личность Л.И. Божович предлагает свое объяснение феномену гармонической личности, исходя именно из разработанного в лаборатории1 представления о структурном строении личности, включающем как сознательные, так и бессознательные психологические образования, соотношение которых и определяет гармоничность или дисгармоничность человеческой личности.


Критическое значение имеет при этом содержательный характер направленности личности: «Люди с дисгармонической организацией личности — это не просто индивиды с направленностью "на себя". Это люди с двойной направленностью, находящиеся в конфликте с собой, люди с расщепленной личностью, у которых сознательная психическая жизнь и жизнь неосознанных аффектов находится в постоянном противоречии. Иначе говоря, это люди как бы "расколотые" внутри себя. Недаром Ф.М. Достоевский дал персонажу именно с такой личностью фамилию Раскольников» (Божович, 1995 б, с. 260—261).


Другими словами, гармоничность или дисгармоничность личности обусловлена соотношением иерархий осознаваемых и неосознаваемых мотивов с соответствующими доминирующими мотивами, то есть структурными особенностями личности. Контекст этой статьи Л.И. Божович (1995 б) не вызывает сомнения в том, что действительно свободной оказывается, конечно, именно гармоническая, внутренне согласованная, личность. И эту согласованность обусловливает, что важно, вполне определенное содержание доминирующей мотивации, которая не только соответствует сознательным установкам, идеалам, но также и приоритетным человеческим ценностям, в данном случае альтруистическим.


В свое время сотрудница лаборатории Л.И. Божович Т.А. Флоренская (1974) показала созвучие этих идей тем выводам, к которым пришли и другие ученые, принадлежащие к разным психологическим школам и направлениям, в частности, Н.Г. Норакизде (школа психологии установки Д.Н. Узнадзе) и К. Хорни (неофрейдизм).


Приведем в этой связи и выводы, к которым пришел В.Н. Мясищев, размышляя о разных уровнях развития личности в контексте своих представлений о личности как системе отношений. «Низшему уровню соответствует примитивный витальный, ситуативно обусловленный характер отношений-влечений, среднему уровню соответствует преобладание отношений конкретно-личного характера, личной симпатии, антипатии, непосредственного утилитарного интереса или расчета. Высшему уровню соответствует преобладание идейных отношений-убеждений, сознания долга, общественно-коллективистических мотивов» (Мясищев, Лебединский, 1966, с. 28). Таким образом, можно сказать, что, по Мясищеву, люди, ориентированные в жизни на свои интересы и на интересы других людей, — это не просто люди с разной направленностью и, вероятно, с разной структурой личности. Это люди, находящиеся на разных уровнях развития и, следовательно, по-разному удаленные от примитивного, ситуативно обусловленного характера мотивации поведения. А можно, наверное, сказать и так: они обладают разной степенью внутренней свободы, и именно эту степень можно рассматривать как критерий уровня личностного развития.


Стоит обратить внимание на то, что о важности учета интересов других людей знают (догадываются) даже те, кто, используя новейшие психологические технологии (в частности НЛП и т.п.), учат людей добиваться сугубо эгоистических целей — стать первым, стать очень богатым, уметь завоевывать максимальную власть и т.п. (см., напр.: Альдер, 1998; Роббинс, 2003; Robbins, 1986). Все они специально отмечают необходимость соблюдения «экологической чистоты» тех целей, которых человек хочет добиться: ничего хорошего не получается, если твои цели оказываются в явном противоречии с интересами других людей, человеческого сообщества в целом.


ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2007. № 1

Н. Н. Толстых



Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru