Предыстория и этапы становления отечественной военной психологии



Неосознаваемые попытки использовать «психологический фактор» в противоборстве с противником, по всей видимости, имели место еще в доисторические времена, когда первобытное общество стало распадаться на племена и появилась необходимость силовыми методами делить с неприятелем территорию, добычу, женщин и др. Основными психологическими средствами воздействия доисторического человека на врага были инстинктивные реакции угрожающего поведения, доставшиеся ему от животных предков: устрашающая мимика, угрожающие крики, жестикуляция, движения, нанесение боевой раскраски на лица и тела воинов; использование в качестве элементов одежды шкур диких животных (тигров, леопардов и др.), перьев сильных и умных птиц, что должно было свидетельствовать об обладании качествами, схожими с качествами этих животных; форма доспехов (например, рога на шлеме); изображения грозных диких зверей, драконов на знаменах, щитах, доспехах; шумовые эффекты (удары оружием по щитам, бой барабанов, вой боевых труб) и т.д.

Нередко для оказания психологического воздействия и введения противника в заблуждение использовались животные (слоны, тигры, быки, козы и др.), огонь, средства, воздействующие на обонятельную систему и выводящие противника из строя без нанесения ему физических потерь. Например, в помещения, обороняемые неприятелем, забрасывались комки смрадно дымящегося войлока и другие вещества, издающие при горении нестерпимый запах.

На ранних этапах истории искусство управления психическими состояниями, мыслями и поступками людей совершенствовалось и хранилось как тайное оружие жрецами, шаманами, политическими и военными деятелями Шумера, Вавилона, Египта, Китая, Древней Греции, Рима, Руси и других государств. Затем оно постепенно «врастало» в военное искусство наиболее талантливых полководцев, в отдельных случаях складываясь в более или менее систематизированное знание. Военно-психологические знания строились на фундаменте более широких философско-психологических представлений того времени о мире, человечестве, человеке, войне.

Постепенно у боевых практиков сформировался своеобразный «психологический репертуар». Уже в эллинскую эпоху в этот репертуар входили следующие элементы: психологическое изучение противника; введение его в заблуждение; запугивание и нарушение психологического единства неприятельских войск; развитие и мобилизация психологических возможностей своих воинов; разработка психологически обоснованных тактических форм; создание средств противоборства, оказывающих преимущественно психологическое воздействие на противника; использование психологических знаний в системе боевой подготовки воинов и др.

История ведения войн показывает, что великие полководцы, правильно учитывающие психологические возможности войск, одерживали победу над более многочисленным и лучше вооруженным врагом. Выдающимися эмпирическими военными психологами зарекомендовали себя Сунь-Цзы, Александр Македонский, Ганнибал, Юлий Цезарь, Святослав, Наполеон, А.В. Суворов и многие другие полководцы. История хранит их заслуженную славу именно потому, что они сумели воспользоваться невидимой, но могучей силой — психикой бойцов.

С появлением в системе научного знания отдельной науки — психологии — начинает формироваться такая ее отрасль, как военная психология. Отечественная военная психология впитала в себя всю палитру военно-психологических идей, которыми располагало к концу XIX в. мировое военно-психологическое искусство. В ее развитии мы выделяем четыре основных этапа — романтизма, «анабиоза», становления и развития военной психологии (Караяни, Сыромятников, 2006 а, с. 54—63).

Этап романтизма (конец XIX — середина 30-х гг. ХХ в.) характеризуется активным осмыслением учеными (военачальниками, военными вра- чами) возможностей приложения психологического знания к боевой практике войск, формулированием основных военно-психологических гипотез, «грубым» очерчиванием предметного поля военной психологии, первыми попытками энтузиастов применить выводы и рекомендации психологической науки в военном деле. Здесь еще нет официально признанной военной психологии, нет военных психологов, но есть самоотверженный энтузиазм ученых-подвижников, их романтическая вера в будущее военной психологии (ее высочайшее социальное предназначение и величайшую гуманистическую ценность) и есть великолепные, эвристические научные идеи.

Этап «анабиоза» военной психологии (середина 1930-х — начало 1960-х гг.) начинается с разгрома военно-психологической науки и характеризуется временным замораживанием исследовательской и практической деятельности в этой научной отрасли. В эти годы не выходило сколько-нибудь значимых научно-психологических работ. Военно-психологическая практика ушла в «физиологическое подполье», замаскировалась в «физиологические» одежды. Вызвать военную психологию к жизни оказалось не под силу даже Великой Отечественной войне. Хотя в годы войны военно-психологическая теория и практика развивались по психофизиологическому, клиническому, информационно-психологическому, психологопедагогическому направлениям, масштабы решенных психологами задач кажутся ничтожными перед масштабами самого события — мировой войны.

По существу, на описываемом этапе военно-психологическая мысль вернулась в период стихийного развития и наиболее ярко проявлялась в деятельности наших полководцев, командиров частей и соединений, многие из которых показали себя величайшими эмпирическими психологами при планировании операций, введении противника в заблуждение, при организации боевой и психологической подготовки и т.д.

Этап становления военной психологии как науки (начало 1960-х — середина 1990-х гг.) характеризуется: началом систематических военно-психологических исследований важнейших сторон жизнедеятельности войск (кандидатские и докторские диссертации, комплексные научно-исследовательские работы и др.) и публикаций в открытой массовой печати; переводом ряда военно-психологических трудов зарубежных специалистов под редакцией А.В. Барабанщикова и Н.Ф. Феденко; распространением военно-психологических знаний среди командиров, политработников, военных педагогов (представления о специфике и задачах новой военной психологии были изложены в книге Г.Д. Лукова и К.К. Платонова «Психология», опубликованной в 1964 г.); выходом рекомендаций по психологической подготовке военнослужащих частей Сухопутных войск; формированием военно-психологического сообщества (появление в армии первых ученых-психологов); становлением военно-психологической практики (становление системы психологической подготовки, психологической помощи, реабилитации участников боевых действий и др.); вызреванием и первыми попытками реализации идеи о создании единой психологической службы для ВС РФ (Д.В. Гандер, М.Т. Юсов и др.).

Военная психология активно ищет точки своего практического приложения и находит их практически во всех сторонах жизни и деятельности войск: в обучении, воспитании, боевой подготовке военнослужащих, в руководстве воинскими подразделениями и т.д. Вместе с тем за рамками ее интересов по существу остается 10-летняя война в Афганистане.

Этап развития военной психологии (с середины 1990-х гг.) характеризуется тем, что в России начинается подготовка психологов для войск, в штаты воинских частей вводятся должности психологов, объявляется создание психологической службы, начинается разработка нормативно-правовой базы психологической работы в ВС РФ.

Военно-психологическая наука, как бы вернувшись к своим истокам, существенно расширила поле своих интересов, активно исследует самые разнообразные проявления психики военнослужащего в различных видах воинской деятельности, вырабатывает обоснованные рекомендации по повышению боеготовности и боеспособности войск. Завершаются крупные исследования проблем боевой и психологической подготовки летчиков (Корчемный П.А., Костров Е.К., Лысаков Н.Д., Пономаренко В.А., Съедин С.И.), десантников (Захарик С.В., Комиссаров А.М., Сысоев В.В., Федотов А.Ю), танкистов (Богданов И.В., Индюченко А.Д., Кандыбович С.Л.), воинов внутренних войск (Дубяга В.Ф., Суворов А.В.), воинской дисциплины и отклоняющегося поведения (Боенко В.А, Буранов С.Н., Дохолян С.Б., Евенко С.Л., Караяни А.Г., Утлик Э.П.), психологического обеспечения боевых действий Сухопутных войск в локальных военных конфликтах (Караяни А.Г.), дальних морских походов (Селезнев

B. Н.), подготовки специалистов ВВС (Гандер Д.В.), психологической адаптации военнослужащих к различным обстоятельствам военной службы и повседневной жизнедеятельности (Булгаков А.В., Жуков А.М., Сенокосов Ж.Г., Ульянов В.Ф.). Формируются новые для военной психологии области научных исследований и практики — военная конфликтология (Анцупов А.Я., Шипилов А.И.), психология взаимоотношений между военнослужащими, совместимости и сплоченности воинских коллективов, морально-психологического состояния личного состава (Буранов

C. Н., Гончаров А.И., Каширин В.П., Круткин С.В., Лазарев С.В., Полянский М.С., Утлик Э.П., Федотов В.В., Шипилов А.И.). Силами Абдурахманова Р.А., Крука В.М., Попова В.Е., Полянского М.С., Харитонова А.Н. создается военная психотерапия. Военные психологи включают в поле своего научного внимания и практической деятельности психологическую помощь раненым и инвалидам (Волобуева Ю.М., Караяни А.Г., Митасова Е.В.). Уникальным направлением в отечественной психологии становится военная профессиология (Батищев В.Н., Давыдов Д.Г., Елбаев Ю.А., Жильцов В.А., Ожерельева И.Г., Старостенкова Т.А.). С введением в ВС РФ должностей военных психологов (в 1992 г.) начинается всестороннее исследование процесса профессионального становления этих специалистов (Баширов И.Ф., Малебашева Г.В., Сыромятников И.В.). Продолжают активно исследоваться психологические аспекты военного управления, повышения эффективности деятельности военных специалистов (Гнездилов Г.В., Дударев В.В., Камышанов А.А., Кишиков Р.В., Кузнецов Л.Н., Мощенко А.В., Сечко А.В., Субботин И.Б.) и психологического сопровождения учебного процесса (Бархаев Б.П., Жиляев А.А., Королюк Н.И., Полянский М.С., Сулимов Ю.Г. и др.).

Безусловно, остается немало нерешенных проблем, снижающих эффективность психологической работы в войсках. Вместе с тем имеющиеся на сегодняшний день научные положения, опыт практической психологической работы в военное и мирное время позволяют с полным основанием определить объектно-предметное поле, основную проблематику, принципы и методы военной психологии.


ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2007. № 4

А. Г. Караяни, Ю. М. Волобуева




Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru