Система психоанализа



Психоанализ рассматривает душевную жизнь с трех точек зрения: динамической, топической (учение о структуре душевной жизни) и экономической. С

топической точки зрения Фрейд различает три сферы психики — сознательное, предсознательное и бессознательное. Сознательное имеет свойство

переживания. Предсознательное — это скрытое (латентное) бессознательное, потенциально сознательное: может проникнуть в сознание, т. е. имеет

способность сознания. Бессознательное — это вытесненная бессознательная психика, не обладает способностью проникнуть в сознание: это может только

представитель вытесненной бессознательной психики.

Источником предположений о бессознательной психике явились следующие теоретические соображения. Исходя из безусловного детерминизма и исключая

правомерность физиологических объяснений в психологии, 3. Фрейд рассматривал факты, не поддающиеся сознательному контролю и не привлекавшие

внимания раньше в психологии (забывчивость, описки, сновидения), как явления, которые имеют причины и поэтому должны получить объяснение. Так и

получалось, что психическое должно объясняться из психического, и значит, психическое сознательное — из психического бессознательного: объективные

проявления — сновидения, ошибочные поступки, описки, забывчивость, имеющие место в нормальной душевной жизни, а также в невротических симптомах у

больных людей, открываются сознанию, а их причины — нет. Именно эти проявления являются свидетельством бессознательного. Пути их выявления с

помощью анализа объективных проявлений бессознательного составляют методы Фрейда. Основным из них является метод анализа свободно всплывающих

ассоциаций.

Пациент удобно располагался на софе, Фрейд — сзади, так, что пациент был ему виден, а он сам не попадал в поле зрения пациента. Ему предлагалось

отдаться ходу свободных ассоциаций, т. е. говорить все, что приходит ему в голову, прекратив всякое сознательное управление ходом мыслей, не давать

возможности для критики, которая отбрасывает иные ассоциации под предлогом их недостаточной важности или бессмысленности. Требование искренности

со стороны пациента в высказывании своих мыслей является предварительным условием всякого аналитического лечения.

Получаемый таким образом материал — Фрейд называл его «рудой для психоанализа» — подлежал истолкованию, потому что под влиянием сопротивления в

нем возникают искажения и вытесненная мысль, которую ищем, маскируется своим заместителем. Тесно связан с этим метод толкования сновидений.

Фрейд различал явное образное содержание сна, его фасад и маскируемый им скрытый смысл. Он представляет собой желания, в которых мы не хотим себе

признаться, так как они неприемлемы для нас. Выражается в символике сновидений. «Я назвал «работой сновидений» процесс, который совместно с

цензурой переводит скрытые мысли в явное содержание сновидения и который включает такие процессы, как сгущение и смешение. В снах бессознательное

пользуется, особенно для изображения сексуальных комплексов, определенной символикой, которая вполне типична. Отсюда необходимость истолкования

сновидений. Сновидения есть и у здорового человека.

Сновидения создаются также как невротические симптомы: они являются компромиссом между требованиями подавленных импульсов (вытесненных

влечений) и сопротивлением цензурирующей силы». Фрейд придавал чрезвычайную важность толкованию сновидений. «Прежде психоанализ был связан

только с патологическими явлениями... но когда он перешел к сновидениям, здесь он уже имел дело с явлениями нормальной психической жизни,

встречающимися у каждого здорового человека.

Если сны оказались образованными так же, как симптомы, если их объяснение требует тех же допущений — вытеснение желаний, замещение и

компромиссные образования, выделение сознания и бессознательного в различные психические системы, то ясно, что психоанализ больше не

вспомогательная наука в области психопатологии; он в большей степени дает основание новой и глубокой науке о психике, которая будет так же приемлема

для понимания нормы. Его постулаты и открытия оказались пригодны для перенесения в другую область психических явлений, и перед ними открыт путь

далеко за их пределы в сферы универсального значения».

Одним из методов был анализ ошибочных действий повседневной жизни. Такие явления, как описки, оговорки, потери вещей и др., не случайны и выражают

импульсы и намерения, которые отстранены и должны быть скрыты от сознания. С их помощью человек выдает свои тайны. Опять намечается связь

психоанализа со здоровой психикой.

Симптоматические действия должны быть истолкованы. Исходя из них можно выявить существующие, но скрытые или подавленные импульсы и намерения.

Так, остроумие, шутки, каламбуры и остроты представляют собой замаскированные мотивы что-то сказать не прямо, а делая намек. Невротические симптомы

рассматривались как искаженный заместитель вытесненного в бессознательное желания. Таковы источники проникновения в бессознательное, т. е. способы

привести в сознание вытесненный материал.

Всюду в сновидениях, ошибках повседневной жизни, проявляющихся в нормальной душевной жизни, в невротических симптомах больных наблюдается

столкновение двух тенденций, конфликт противоположно направленных душевных сил: одной нарушающей и другой нарушенной тенденции, желания. Сила,

которая оказывает сопротивление этой второй тенденции, — цензура. Под ее влиянием происходит вытеснение идеи, с которой связано несовместимое

желание, в бессознательное, где оно продолжает существовать, но в измененном виде, и переработка этой тенденции, создание замены невозможного

удовлетворения путем искажения, образования болезненного симптома, навязчивого состояния, сублимации (переключения на другие пути — в рамках

творческой, научной и т. п. деятельности) и др. Работа цензуры по искажению бессознательных скрытых мыслей в явное содержание включает процессы

сгущения, смещения (сдвига), превращения мысли в образ и др. Возникает необходимость толкования, которое возможно, поскольку сохраняется остаток

сходства с первоначальной вытесненной идеей.

Каковы те тенденции, против которых выступает цензура? Это вопрос о содержании и сущности бессознательного. Скрытые тенденции — это всегда желания,

с которыми наше социализированное сознание не может примириться, потому что «...по природе своей они безусловно достойны осуждения, одинаково

неприличны как в этическом, так и в эстетическом и социальном отношении и относятся к разряду таких явлений, о которых не решаются подумать или

думают только с отвращением».

Бессознательное — это место сосредоточения влечений, все вытесненное из сознания как недопустимое па своей природе. В системе бессознательного нет

отрицания, сомнения, различных степеней достоверности. Ее процессы находятся вне времени, они подчинены принципу наслаждения, для них не имеет

значения критерий реальности. В этой системе отсутствует противоречие, она существует в форме представлений, не облекается в речь. Бессознательное

называется первичным психическим процессом. Оно — исходный момент душевной жизни: «...остатки той стадии развития, в которой они являлись

единственной формой душевных переживаний». Это истинная психическая реальность. Однако бессознательное «по своей внутренней природе нам столь же

неизвестно, как и реальность мира внешнего, и в силу данных сознания является нам столь же несовершенным образом, как и внешний мир» в силу данных

нам органов чувств».

Экономическая точка зрения на деятельность психического аппарата принимает во внимание количественную сторону, подход к душевной жизни с точки

зрения траты энергии. Психоанализ предполагает, что влечения заряжены определенным количеством энергии, которая создает напряжение в организме,

сопровождаемое неудовольствием, страданием. Под влиянием биологической тенденции к снижению возбуждения организм стремится освободиться от

страдания, снизить напряжение (различными путями — путем освобождения от идущих извне раздражений, удовлетворения идущих изнутри)чтобы добиться

снижения тонуса возбуждения и испытать чувство удовольствия. Таким образом, течение душевных процессов автоматически регулируется принципом

удовольствия — страдания (принцип удовольствия), причем страдание соотносится с ростом напряжения, возбуждения, а удовольствие — с его спадом. Задача

душевного аппарата с экономической точки зрения заключается в том, чтобы справиться с действующим в душевном аппарате количеством возбуждения и не

допустить его до полного застоя.

В описании структуры душевной жизни как состоящей из сознания и двух систем бессознательного — предсознательного и собственно бессознательного и

цензурой между ними — необходимо внести изменения, если применить динамическую точку зрения. Если в описательном смысле существует двоякое

бессознательное, то в динамическом — только одно: то, что вытеснено и не может быть сознательным.

В дальнейшем эта топография душевного аппарата была преобразована. В окончательном варианте психическая сфера разделялась на три образования: «Я»,

«Сверх-Я», «Оно». Индивидуум представляется как бессознательное «Оно», которое поверхностно охвачено «Я». Здесь собираются все влечения.

Понимание Фрейдом влечений менялось. В окончательном варианте психоанализа различаются: сексуальные влечения — подчиняются принципу

удовольствия; инстинкт самосохранения-влечения «Я» — подчиняется принципу реальности. Те и другие объединяются в группу влечений к жизни (эрос).

Другим влечением является влечение к смерти, к разрушению. «Оно» — это область бессознательного, играет самую важную роль в структуре личности. «Оно»

— движущая сила поведения: источник энергии, мощное мотивационное начало. «Я» — это поверхностный слой душевного аппарата. Называется сознанием.

Соизмеряет деятельность «Оно» с принципом реальности.

«Сверх-Я» направлено против «Оно», выражает систему требований «Я». Имеет «двойное лицо»: включает систему идеалов (идеальное «Я») и запреты. Это

критическая инстанция, посредник между «Оно» и «Я».

В целом совокупность моральных, этических тенденций Фрейд называет «Сверх-Я», идеалом и совестью. «Сверх-Я» является представителем морального

ограничения и стремления к совершенству. Это надзиратель, критик, продолжает в личности ту функцию, которую выполнял родитель и воспитатель в первом

периоде жизни индивида. Эта часть в структуре личности относится к бессознательному.

Точка зрения взаимных связей этих состояний стала ясна в процессе исследования источников невротических состояний. Корни их прослеживались до

глубокого детства. В результате вырисовывалась общая линия развития психики человека.

По Фрейду, ребенок рождается наполненным влечениями. Он — чисто органическое существо. При удовлетворении они доставляют ему наслаждение. Эти

недифференцированные желания органического удовольствия, наслаждения Фрейд называл сексуальным влечением, в основе которого лежит энергия

либидо.

Развитие организма происходит под влиянием влечений и проходит ряд стадий: от аутоэротизма до ранней генитальной стадии (конец 1-го года жизни). Затем

первоначальный эрос испытывает организацию в двух направлениях: во-первых, происходит подчинение господству генитальной зоны и возникновение

собственно полового влечения; во-вторых, выбор объекта составляет другую сторону превращения либидо. Это второе направление имеет исключительное

значение.

Сначала лицо, на которое направлены влечения, ребенок находит среди близких. Маленький мальчик сосредоточивает свои сексуальные желания на матери,

он враждебен отцу. У девочки обратная установка — нежность к отцу и враждебность к матери.

Фрейд развивает теорию обязательной конфликтной ситуации, связанной с двойственностью желаний ребенка к отцу и к матери как объектам любви.

Конфликт заканчивается образованием комплексов — Эдипа у мальчика и Электры у девочки (до 4 — 5 лет). В результате вытеснения этих комплексов

образуются внутренние идеалы и запреты — «Сверх-Я».

После подавления сексуального влечения наступает латентный период. Он продолжается до пубертатного возраста. С 13—14 лет начинается фаза дальнейшего

развития сексуального влечения. Это период окончательного выбора объекта. Ребенок берет за образец отца и мать и переносит влечение на другой объект.

Это — благополучное развитие либидо. Для неблагополучного развития характерны фиксации (задержки) на определенной стадии, регрессии (возвращения на

пройденную стадию). Эти извращения были названы инфантилизмом.

В результате развития в онтогенезе, с накоплением жизненного опыта складывается «Я», формируются инстанции «Сверх-Я» и вытесненного «Оно».

Развитая, правильно сформированная личность представляет собой систему первичных влечений, нашедшую пути их удовлетворения: частично прямые, но

главным образом: окольные, через сублимацию. Вся человеческая деятельность, культура и общество рассматриваются как средство удовлетворения и

символического выражения некоего внутреннего желания, влечения. Соотношение между сферами в структуре личности рассматривалось как динамическое

их столкновение и борьба по типу конфликта между сознательным и бессознательным, а человек выступал их продуктом. Сознательное «Я», считавшееся

раньше истинным средоточием индивида, становится лишь глашатаем бессознательного, причем довольно плохо информированным, поскольку оно ничего не

знает" об истинном содержании бессознательного, донося сведения лишь о том, что пропускает цензура. Сознательное— не суть психики, а лишь такое ее

качество, которое «может присоединяться или не присоединяться к другим ее качествам». В то же время задача заключается в том, чтобы перевести

бессознательный материал человеческой психики в область сознания. «Там, где было Оно, должно быть Я».

Механизмы взаимодействия между различными инстанциями в личности находят свой аналог в социальных и культурных процессах в обществе. «...События

человеческой истории, взаимодействие между человеком и природой, культурным развитием и отказом от первобытного опыта... — не более чем отражение

динамических конфликтов между Я, Оно и Сверх-Я, которые психоанализ изучает в индивиде, те же самые процессы, повторенные в более широком

масштабе».

Все социальные институты объяснялись как результат развития сугубо внутренних тенденций в самом человеке. Причем Фрейд прибегал к неоправданно

широким аналогиям. Антагонизм между индивидом и обществом, наблюдаемый им в буржуазной культуре, он считал неотъемлемой частью развития культуры

на все времена, поскольку подходил к человеку и трактовке причин возникновения неврозов с натуралистических позиций.

Учение 3. Фрейда с момента его возникновения и до «настоящего времени вызывает неослабевающий интерес, но получает при этом неоднозначную оценку.

В «Автобиографии» Фрейд с уверенностью утверждал: «Уже не сможет быть сомнений в том, что психоанализ будет продолжать существовать, он доказывает

свою способность выступать и развиваться и как отрасль знания, и как терапевтическая методика».

Интерес к психоанализу объясняется реальностью его центральной проблемы — бессознательного, исследуемой к тому же не в лаборатории, а в конкретных

жизненных ситуациях.

Причиной живучести концепции 3. Фрейда является также поддержка, которую она встречает в господствующей идеологии. Об этом очень точно писал

исследователь творчества 3. Фрейда Карл Э. Шорске: «Фрейд создал такой образ человека, который для либеральных слоев мог служить чуть ли не

утешением, ведь значимость политической сферы, социального крушения Фрейд снизил до минимума. Поскольку свое собственное политическое прошлое и

настоящее низвел он, по сравнению с приоритетом и первичностью конфликта между отцом и сыном, просто до сопровождающего явления, Фрейд одарил

своих сотоварищей — либералов такой безысторичной теорией человека, которая делала для них сносным сошедший с их орбиты ставший неуправляемым

политический мир».

Неоднозначность оценок теории Фрейда проистекает из одностороннего решения, которое получает в ней проблема бессознательного. Как основной требовал

ответа «опрос: насколько научно обоснованы психологическая теория бессознательного, утверждения о детской сексуальности и широкое толкование понятия

сексуальности, представления о важности сексуальной жизни и детских переживаний для этиологии неврозов. В качестве одного из критериев выдвигалась

терапевтическая эффективность психоанализа. Однако сам по себе факт излечимости еще не подтверждает правильности теоретического толкования

бессознательных процессов, поскольку наступает в зависимости от ряда причин. Так психоанализ лишается этого критерия истинности своих построений, а

других нет. В системе психоанализа допускается большая произвольность в толковании символичного смысла проявлений бессознательного — снов и др.,

истинность которых невозможно проверить.

Вместо строгой дедукции используются аналогии, метафоры. Все это противоречит объективности и научности, обязательным для научной теории.

В психоанализе происходит биологизация и натурализация психики человека. Сущность человека составляет темное Оно. Человек рассматривается как

природное существо, наполненное влечениями. Влечения лежат в основе поведения человека, неврозы также объясняются из влечений. Духовный мир

рассматривается как форма сублимированного либидо. Одновременно общественные явления психологизируются.

Фрейд заменил реальные движущие силы исторического процесса и войн идеей природной склонности человека к агрессии и деструкции. Именно

противоречия, научно не обоснованные утверждения, граничащие с вымыслом, встретили критику даже приверженцев Фрейда — Юнга, Адлера, Хорни,

Фромма, выступивших с модификациями учения о бессознательном в психоанализе.

Источник: Ждан А.Н. История психологии




Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru