Разрешение конфликта



Заключительная стадия конфликта — его разрешение. Процессы развития и разрешения не отгорожены друг от друга, а зачастую являются моментами одного

и того же взаимодействия. Зачастую, но не всегда. А именно тогда, когда: а) борьба ведется с целью уничтожения противника или подчинения его своей

власти; б) предмет противоборства настолько важен для соперников, что единственной целью для них является не тушение противоречия, а усиление его

интенсивности и масштабности, т.е. «борьбы до победного конца»; в) продолжение конфликта служит условием существования одной из сторон, больше того,

способом ее бытия.

Борьба против «врагов народа», инспирированная сталинистами, постоянный поиск этих «врагов», зачисление в состав таковых тысяч и тысяч граждан

страны и, что самое трагичное, передовых, наиболее образованных людей, было одной из стратегических целей режима, маскировавшегося под

«народовластие» и одним из средств поддержания мобилизационного состояния страны как «осажденной крепости». Режим только тогда сбавлял темпы

раздувания конфликта, когда оказывался на грани крушения. Так было в начале Великой Отечественной войны. В то время пришлось освободить многих

репрессированных военачальников, ибо армия испытывала острый дефицит подготовленных командиров; забыть об «опасности со стороны классовых

врагов» внутри страны, потому что смертельная угроза двигалась из фашистской Германии.

Субъекты, живущие и преуспевающие в острых конфликтных ситуациях, есть в любом сообществе. Агрессивные кланы, националистические организации,

криминальные группы, любые тиранические режимы, различного рода организации дезинформаторов и клеветников, лжеученых-перевертышей, способных,

подобно Иуде, продаться любым властным силам за «тридцать Серебреников» — все эти субъекты нормально (в их понимании) существуют только в условиях

разрушительных конфликтов и всегда заинтересованы в раздувании последних, будучи убежденными в том, что пожары конфликтов их не коснутся.

Процесс разрешения конфликта двойственен. Он имеет свою объективную логику и включает целенаправленную деятельность соперников. Последняя будет

рассмотрена в других лекциях. Здесь же остановимся на некоторых моментах объективной стороны процесса. Обозначим ее термином «завершение»

конфликта. Понятия «разрешение», «преодоление», «примирение» предполагают сознательное вмешательство в ходе конфликта. По этой проблеме имеется

огромная литература. Конфликтологами используется также понятие «затухание» конфликта. Однако оно не совсем адекватно содержанию его

заключительного этапа, отдает стихийностью, в то время как на этом этапе доминирует сознательное действие. Более приемлемо, на наш взгляд, понятие

«завершение» конфликта. В нем акцентируется субъективная сторона процесса, в то же время предполагается и объективный его ход.

Понятие «завершение» конфликта позволяет подчеркнуть односторонность противоконфликтных действий, обозначаемых терминами, «подавление» и

«отмена» конфликта. Ни то, ни другое действие не ведет к разрешению конфликта, поскольку оно исключительно волевое, игнорирующее объективную логику

противоречия. Подавить или отменить конфликт можно только временно, а затем он вновь обязательно возникает, так как остается нерешенным лежащее в

его основе объективное противоречие, не устранены элементы конфликтной ситуации. Некоторые авторы утверждают, что конфликты вообще не разрешимы,

поскольку они свойственны общественным отношениям. С такой позицией нельзя согласиться. Конкретные конфликты, конечно же, разрешимы, а некоторые

исторические типы социальных конфликтов разрешаются не временно, а окончательно. Они отмирают, коль скоро уходят в историю те системы, которым

такие конфликты были присущи. Исторический российский конфликт между крепостным крестьянством и помещиками давно был разрешен и стал

достоянием истории. В советской России вследствие неадекватной аграрной политики возник принципиально иной конфликт между крестьянством и

государством.

Процесс завершения конфликта может протекать разными темпами, в многообразных формах противоборства сторон. Неодинаковы его результаты и

последствия. Отмечаются такие формы процесса: одноактный, постепенный (многоступенчатый) и сочетающий элементы того и другого процессов. Эти формы

обусловлены основными моделями разрешения конфликта: «победитель—побежденный», «победитель—победитель», «побежденный—побежденный». Между

обозначенными формами процесса завершения конфликта и моделями разрешения нет прямой зависимости. Возможно быстрое, одноактное завершение

конфликта с результатом, выражаемым формулой «победитель—побежденный». Но не исключается в этом случае итог по формуле «победитель—победитель».

Капитуляция одного из противников в военном конфликте после разгрома его в последнем сражении — это одноактный процесс завершения конфликта. Таким

же по форме одноактным процессом может быть заключение мира между воюющими сторонами, обескровленными решающими боями. И все же вероятность

постепенного, многоактного завершения конфликта больше, чем когда его результат выражается формулой «победитель—победитель» (выигрыш—выигрыш»)

или «побежденный—побежденный» («проигрыш—проигрыш»). Такое соображение вроде бы не соответствует определению конфликта. Здесь не говорится ни об

уничтожении одной стороны другой, ни о подчинении интересов и позиций. В проигрыше оказывается каждая конфликтующая сторона, а в некоторых случаях

они погибают обе, происходит взаимное уничтожение. Примеров подобного рода множество — исторических и текущих, жизненных.

Конфликты многообразны, и формы их урегулирования и разрешения невозможно втиснуть в прокрустово ложе любых схем и моделей, какими бы они общими

ни были. Возьмем, к примеру, так называемые «вековые конфликты» между церковью и государством, между мировыми религиями.

Если конфликт между новой христианской религией и Римской империей был непримиримым, эти две силы не могли ужиться между собою, и должна была

начаться борьба не на жизнь, а на смерть, и окончиться полной победой той или другой стороны, то по иному сценарию протекало противоборство между

католичеством и протестантизмом. Борьба шла в пределах одних и тех же основных догматов веры, одного и того же учения Христа. Протестантизм завоевал

себе самостоятельность как одна из ветвей христианства, не переставая в последующем столетии выступать против католической веры и церкви. Тем же ему

отвечало и католичество. Враждующие стороны разошлись, но обе остались христианскими религиями. Корректно ли характеризовать итог данного «векового

конфликта» по схеме «победитель—побежденный» или «выигрыш—проигрыш»? Думается, что нет. Подобная ситуация постоянно возникает, как только в

конфликте оказываются противоположные идеологии.

Ошибочно рассматривать с позиции формулы «победитель—побежденный» или «выигрыш—проигрыш» любой компромисс, а тем более консенсус. Словом,

нужны для описания отмеченных конфликтов иные понятия, глубже и всестороннее отражающие специфическое многообразие общественных, групповых и

индивидуальных противостояний. Например, такие понятия: «максимальный выигрыш»-«минимальный выигрыш», «взаимная нейтрализация», «сочетание

выигрыша и проигрыша», «синтез (единство) конфликтующих противоположностей». Кстати говоря, последняя формула — это философско-диалектическое

обобщение взаимодействия любых противоположных явлений и процессов. В общественной жизни встречаются конфликтные формы, развивающиеся и

разрешающиеся путем сближения и слияния в новое, более высокое по уровню организации и развития, состояние общественных отношений, политического

устройства. Такой исход конфликта реализуется при наличии ситуаций, когда существует некоторая общность интересов и ценностей, а также известная

взаимная зависимость конфликтантов и объективная потребность в их союзе, проявляется желание идти на согласие.

Чтобы читателю были более понятны наши общие рассуждения, обратимся к анализу некоторых исторических событий, подтверждающих необходимость

творческого подхода к определению понятий конфликтных процессов.

Как известно, так называемая Смута в России (начало XVII в.) закончилась утверждением династии Романовых. В 1613 г. Земский собор избрал русским

царем Михаила Романова, шестнадцатилетнего юношу. Многолетний политический конфликт, грозивший, в случае его продолжения, гибелью российского

государства, завершился на благо всех россиян.

В русской исторической и политической литературе установление нового государственного устройства и форма разрешения всеобщей коллизии описываются

по-разному. В частности, Карамзин в произведении «О древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях» писал: «Все хотели одного —

целости, блага России. Не блистало вокруг оружие; не было ни угроз, ни подкупа, ни противоречий, ни сомнения. Избрали юношу почти отрока, удаленного от

света, почти силою извлекли его из объятий устрашенной матери-инокини и возвели на Престол, орошенный кровию Лжедмитрия и слезами Шуйского».

Видение этого исторического события писателем-философом Герценом значительно глубже, а не скользит по внешней эмоциональной стороне процесса, не

ограничивается изображением народного чувства. «Народ, уставший от смуты, от претендентов на престол, от войны, от грабежа, хотел покоя любой ценой.

Тогда-то и было проведено это поспешное избрание, вопреки всякой законности и без согласия народа — царем всея Руси провозгласили молодого Романова.

Выбор пал на него потому, что благодаря юному возрасту, он не внушал подозрений ни одной партии. То было избрание, продиктованное усталостью».

Исследуя причины Смуты и процесс ее преодоления, историк Ключевский излагает свое понимание разрешения российского государственного конфликта.

Главное для историка Ключевского — выяснение того, что составляло стержневую линию конфликта и кто был враждующими социальными силами. Первое, по

его мнению, — непримиримые противоречия между политическими группировками бояр, стремившихся иметь на троне своего царя. В политическую борьбу

бояр втягивались и низшие слои населения. «Каждый класс искал своего царя или ставил своего кандидата на царство, эти цари и кандидаты были только

знаменем, под которым шли друг на друга разные политические стремления, а потом разные классы русского общества». Однако опасность гибели страны

была столь велика и ощутима боярскими кругами, да и низшими классами, что вражда не затмила общее желание найти путь соглашения непримиримых

интересов во имя сохранения самого государства, «во имя нового государственного порядка».

Несмотря на существенное различие в описании характера, причин и движущих сил разрешения конфликта, прослеживается одна общая мысль:

беспрецедентный для России факт выхода из политического кризиса без насилия и крови. Вдумаемся в форму завершения многолетней политической борьбы.

Она может быть охарактеризована как модель: «максимальный выигрыш — минимальный выигрыш». Народ устал от смуты, от вражды, он хотел покоя «любой

ценой». Господствующий класс, его непримиримые группировки также не желали продолжения состояния распадавшегося на глазах российского

государства. Избрание молодого Романова царем, утверждение новой династии отвечало интересам всех основных слоев населения, воспринималось всеми

как объективная необходимость иметь гаранта сохранения государственности и социального строя, основанного на крепостничестве. Самодержавие всеми

виделось именно таким гарантом, что соответствовало также религиозным традициям православия. «Бог и государь» — эти два понятия были опорными для

российского духа, ,выражали основные ценности народа.

Таким образом, для России решение конфликта по формуле «максимальный выигрыш—минимальный выигрыш» (первое — для боярства, второе — для низших

слоев) оказалось возможным в ситуации, когда возникла общая опасность потерять государственность, а значит организованную форму общественной,

зачищаемой от иноземных врагов, самостоятельной жизни; в ситуации, о которой поэт сказал:

«Когда в морскую бурю волны

Грозят со грузом поглотить —

Безумен тот, кто из своих сокровищ

Не бросит часть, чтоб целое спасти».

(А.К.Толстой)

В известной степени сходная ситуация сложилась в общественно-политической жизни Франции 235 лет спустя, после поражения резолюции 1848 г. Общество

раскололось на враждующие слои и группы. Возникшая после диктатуры Кавеньяка республика и ее правящая партия — «умеренные республиканцы» — не

удовлетворяли интересы основных слоев населения: классов землевладельцев, капиталистов и рабочих масс. Установилось относительное равновесие

политических сил. После июньских событий (кровавого побоища, устроенного генералом Кавеньяком), люди всех партий, как отмечал Чернышевский Н.,

одинаково чувствовали первую необходимость для Франции — учреждение прочного правительства. При этом одни (монархисты) боялись «умеренных»

демократов, «безграничной» демократии, а другие (республиканцы) — возврата страны к монархии или диктатуре. Обеим враждебным политическим силам

была пригодна любая кандидатура на пост главы государства. Только бы ею не был Кавеньяк, который, между прочим, уже и сам не хотел и не мог в новой

ситуации узурпировать власть и попирать демократические принципы, объявленные республиканским режимом.

«Под угрозой опасности, — писал Чернышевский Н., — сплотились интересы противоположных классов в один интерес». В его орбите оказался малоизвестный

политик Луи-Бонапарт, потому что было «всеобщее невнимание к этой личности и к его партии. Ни одна партия не считала Луи-Бонапарта опасным для своих

интересов и положения в государстве. В результате всеобщих выборов он стал президентом Франции. Луи-Бонапарт получил 5,5 млн. голосов избирателей, то

есть оказался «всенародно избранным». Кавеньяк тоже баллотировался на высший государственный пост, но французы отказали ему в доверии: за него

проголосовало лишь 1400 тысяч человек».

Выборы президента большинством граждан были актом разрешения назревшего кризиса и конфликта на основе легитимности, говоря современным языком,

в рамках широкого согласия населения страны; формула разрешения «максимальный выигрыш (для господствующих классов)—минимальный выигрыш» (для

рабочего люда и крестьянства).. В дальнейшем Луи-Бонапарту удалось «украсть» победу у всех. «Проходимец», как его охарактеризовал Маркс, «застиг нацию

в 36 млн. человек врасплох». В «железной маске» своего дяди он, объяв ил себя императором Франции. Возник новый конфликт. Но это уже иная глава в

истории Франции, закрытая впоследствии революцией 1870 г.

Разрешение общественно-политического конфликта во Франции, как и в России, произошло по сходной схеме в силу обстоятельств, в основном

тождественным российским: создалась общая опасность для конфликтующих сторон, установилось равновесие сил; ни один интерес, ни один класс и ни одна

партия не могли занять доминирующее положение и быть у власти без союза со своей соперницей. Общий интерес базировался также на некоторых

одинаковых базовых ценностях народа. В России это были, как отмечалось, православные ценности; во Франции — вера в возвращение страны в великую

эпоху Наполеона, возрождение наполеоновского духа. Бог не был забыт, но не являлся, как у россиян, демиургом исторического перехода к новому

государственному порядку.

Источник: Зеркин Д.П. Основы конфликтологии




Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru