Учения представителей «нового либерализма» как основа макроконфликтологии




В переходный период от одной общественно-экономической формации к другой, когда происходит замена не просто содержательной части элементов системы, а ее полная рестуктуризация, революционный или эволюционный характер процесса зависит, прежде всего, от его правового обеспечения. Если правовой аспект носит концептуальный характер и является не только производным от стратегии преобразования политической надстройки, но и предтечей начала преобразования способа производства материальных благ, то сами преобразования будут носить прогрессивный эволюционный характер. В любом другом случае – это регрессивная форма принудительных перемен. Революционный процесс, как одна из форм принуждения делает качественный скачок преодоления кризиса в одной области, но и приводит к резким ухудшениям в другой области. Дисбаланс ветвей общественно-экономической формации сопровождается не только социальными потрясениями, но и усугубляется политическим и правовым нигилизмом масс.


Вторая стадия силового воздействия при революционных преобразованиях выражается, как правило, в построении вертикали власти, предназначенной для установления нарушенного баланса. Особенность данного явления состоит в том, что юридические нормы не отражают соответствие предлагаемых правил интересам и уровню отношений субъектов права. Однако юридический конфликт на данном уровне существует только в сочетании с другими конфликтами: социальным, политическим, экономическим. Противостояние субъектов общества (как индивидов, так и его групп) по поводу средств производства и производственных отношений, по поводу собственности и культуры порождает социальный и экономический конфликты. Неотмененные нормы права одной формации вступают в противоречия с новыми правовыми нормами, субъекты правоотношений выстраивают собственную систему адаптации, неповиновения, правоприменения. Поскольку понятие конфликта употребляется в контексте способа изменения политической системы государства и совокупного характера его проявления, то целесообразно ввести понятие макроконфликта. Те социальные, политические, юридические и иные конфликты, которые имеют вполне конкретное содержание в автономной форме их проявления, можно классифицировать (исключительно в рамках настоящей работы) как микроконфликты. В этом смысле удобно выделить микроконфликты в общую часть, а макроконфликты – в особенную. Общие классические представления о внутриличностных, межличностных, индивидуальных, групповых и прочих конфликтах не являются предметом настоящего исследования. Наоборот, многофакторные, совокупные конфликты макроуровня, впервые рассмотренные представителями «нового» (социального) либерализма в начале ХХ века, приобретают сегодня особый смысл. Макроконфликт как столкновение интересов личности и государства, общественных групп и государства, политических сил в государстве и т.д. находит свое проявление в неприятии права или иных норм, в формировании негативных факторов и тенденций.


Несомненно, основа макроконфликтологии как науки о конфликтах высокого уровня положена представителями «нового» либерализма: М.М.Ковалевский, П.Н.Милюков, Н.И.Кареев, Б.А.Кистяковский, С.И.Гессен и др. Надо отметить, что чистой конфликтологией ни один из вышеперечисленных ученых не занимался, но те методы, проблемы и взгляды, которые изложены в их трудах, позволяют сегодня не только найти ответы на многие вопросы, но и построить конкретную и целостную систему, а «сравнительно-юридический метод», который разработал и применял М.М.Ковалевский, позволяет систематизировать представления и, как отмечал сам его автор, «способен открыть законы социального движения и наметить основные этапы развития общества.



Сидненко Б.Н., Сидненко Т.И.



Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru