Психометрическая разработка таксономического теста «большая пятерка»




Многообразие человеческой личности породило еще большее многообразие личностных конструктов и измерительных шкал. Создание общей таксономической структуры, которая позволила бы выделить определенные области личностных характеристик на уровне не отдельной теории, а между разными системами описания личности, сильно облегчило бы коммуникацию между исследователями и обеспечило бы взаимный перевод данных различных тестов. Таксономия факторов «Большая пятерка» признается сегодня многими исследователями как способная решить эту задачу. Это пять устойчивых факторов, воспроизводимых исследователями при факторизации большинства тестов. В ее основе лежат понятия естественного языка. Эти факторы были открыты в кеттелловском наборе переменных. Наиболее распространенной является модель Косты и Маккрэ: экстраверсия, дружественность, самоконтроль, эмоциональная стабильность и открытость.

К «Большой пятерке» мы пришли в процессе работы по психометрической адаптации юнгианского типологического теста-MBTI. Поскольку ни одна из русскоязычных версий МВТI и опросника Дж.Кейрси, также измеряющего психологические типы, не отвечала строгим научным критериям, начатый нами в 1997 г. проект включал следующие задачи: формулирование новых, хорошо читаемых утверждений и удаление избыточно синонимичных; оценка валидности и надежности отдельных пунктов и шкал; расширение теста за счет включения новой шкалы нейротизма; проверка пригодности «психосемантических» заданий теста по сравнению с обычным форматом; сопоставление типологического и нормативного подходов в интерпретации данных.


Выборку составили студенты (176 чел.) и абитуриенты БГУ (148 чел.). Первичная апробация методики показала приемлемые показатели надежности; валидность шкал была подтверждена в факторном анализе методом максимального правдоподобия. Были выделены пять факторов, интерпретация которых соответствовала содержанию шкал. После модификации методики и расширения выборки установлено: повышение надежности шкал; факторы оказались трудно интерпретируемыми; личностные типы были представлены непропорционально. Мы сочли целесообразным сконструировать новые шкалы согласно результатам факторного анализа. Этот модифицированный вариант был опробован на втором этапе работы. Итоги оказались еще более противоречивыми. Показатели надежности были низкими. Устойчивые, хорошо соотносимые со шкалами факторы не были получены.


С одной стороны, типологическая модель, точнее та ее версия, которая была представлена МВТI, не подтвердилась. Сомнения по поводу МВТI высказывали и зарубежные авторы [Johson&Saunders, 1990 и др.]. С другой стороны, три фактора, полученные в исследовании, соответствовали трем из пяти факторов «Большой пятерки». Поэтому наша дальнейшая работа стала развиваться именно в этом направлении и поставила задачу разработки русскоязычной версии «Большой пятерки».


Опираясь на исследование А.Г.Шмелева и Л.Р.Голдберга [1993], осуществивших сравнение факторных моделей, классифицирующих лексику личностных черт в английском и русском языках; на тезаурус личностных черт А.Г.Шмелева, В.И.Похилько, А.Ю.Козловской-Тельновой [1991] и на пятифакторную модель Косты и Маккрэ [1992], мы сконструировали опросник для измерения пяти суперфакторов. Мы исходили из англоязычной модели, т.к. в ее основе лежат «экстернальные» суждения информантов о внешних к языковой среде реальных носителях личностных черт; а в основе русской модели – «интернальные» суждения о семантическом сходстве слов, а не черт.


В данное время завершается работа по апробации новой методики.


Тягунова Т.В.



Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru