Гражданское мужество - миф или реальность?




Насилие все чаще становится «нормой» жизни, а особенное внимание населения привлекают только случаи особой жестокости и беспощадности. Встречаясь каждый день с ситуациями насилия, мы зачастую не интерпретируем их как таковые и остаемся безучастными и равнодушными. А если и видим человека, требующего помощи, отворачиваемся и проходим мимо, остаемся «глухими» и «слепыми» к чужим страданиям. Что же это - норма жизни или аномалия?


Для того что ответить на данный вопрос, необходимо разобраться в самом понятии «насилие». Мы согласны с мнением, что насилие охватывает большой спектр действий и поступков между людьми, последствиями которых являются физические и психические травмы или боль. Однако и действия, которые способствуют ущемлению прав, препятствуют раскрытию потенциальных возможностей человека, можно идентифицировать как насилие. Особенно это актуально в отношении детей, делающих первые шаги во взрослом мире.


Наиболее полную классификацию насилия приводит в своих исследованиях Й. Гальтунг. Автор выделяет две формы насилия: личностное (физическое и психологическое) и структурное. Личностное, наиболее распространенное, подразумевает нанесение агрессором вреда физическому (результаты которого наиболее часто попадают в сводки происшествий) и психическому (эмоциональному) здоровью человека. Психическое насилие может проявляться в унижении, оскорблении, угрозах, насмешках и т.д. Структурное насилие, наименее очевидное, проявляется в нормах социальных институтов, организаций, школ и т.д. К сожалению, оно зачастую воспринимается как должное, декларируется как справедливое во имя чьих-то интересов («Все лучшее - детям!»).


Д. Гальтунг выделил еще один вид насилия - «культурное», к которому относится любой аспект культуры, который может использоваться для легализации насилия в его прямой или структурной форме. Оно способствует тому, что личностное и структурное насилие обществом оправдывается, рассматривается как справедливое.


Таким образом, можно констатировать, что насилие может быть явным и скрытым, осуждаемым и оправдываемым. Поэтому насилие очень интенсивно вошло в нашу жизнь и зачастую воспринимается нормой жизнедеятельности, приобретая образ социальной болезни.

Но настораживает тот факт, что насилие не только не идентифицируется как таковое, но и большинство людей остаются равнодушными к наиболее явным и очевидным формам его проявления. Но ведь убивает не насилие, а равнодушие!


Опрос женщин зрелого возраста (30-45 лет) показал, что большинство из них (65%), увидев ситуацию насилия над ребенком на улице, пройдут мимо. В качестве причин своего поведения респондентами были названы: опасение за собственное здоровье (родители, подростки могут быть весьма агрессивными), «милые бранятся - только тешатся», родители лучше знают, что делают... Данный факт заставляет задуматься, поскольку свидетельствует о равнодушии населения к ситуациям насилия даже тогда, когда его трудно оправдать и особенно в отношении детей. Видя подобное поведение, дети являются его мультипликаторами и тоже становятся равнодушными объектами «взаимодействия».


Одним из возможных путей развенчания этого замкнутого круга является возможность формирования у молодежи гражданского мужества (Zivilcourage). Под ним понимают проявление активной нравственной позиции человека через сознательные действия ненасильственного характера, направленные на разрешение ситуации, связанной с насилием, ущемлением прав или свобод другого человека или людей. (Zivil (фр.) - гражданский, courage (фр.) - мужество, решительность, смелость). Для нас в первую очередь гражданское мужество - это неравнодушие к другим людям, находящимся в ситуации опасности.


С целью формирования гражданского мужества можно использовать в основе алгоритм принятия решения об оказании помощи или отказа в ней, который можно представить в виде пятиступенчатой модели, разработанной Б. Латане и Дж. Дарли: восприятие необходимости помощи; осознание личной ответственности; оценка вознаграждения и оплат; выбор стратегии повеления; действие.


Однако не всякое действие и выбранная нами стратегия, при условии принятия нами решения вмешаться в ситуацию насилия, будет являться проявлением феномена «гражданское мужество». Важным является второй критерий - это ненасильственный ответ. В некоторых ситуациях это покажется на первый взгляд невозможным, но можно ли «бороться» с насилием с помощью насилия? Это вопрос, который требует особого рассмотрения и обсуждения.


Касьяник Е.Л.



Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru