Поиск по сайту


    

Исследование буквенной агнозии и оптической алексии




При левосторонних нарушениях для синдрома зрительной агнозии характерны расстройства буквенного гнозиса и оптическая алексия без аграфии. Левополушарные механизмы обработки зрительной информации анализируют преимущественно отдельные признаки буквенных знаков. Оптические нарушения анализа и синтеза в восприятии букв нередко сочетаются и с оптико-мнестическими расстройствами и возникают при задних затылочно-височных поражениях левого полушария головного мозга. Первичные расстройства буквенного гнозиса проявляются в неузнавании отдельных букв и невозможности их назвать. Больные неправильно воспринимают отдельные признаки графем, расположение их элементов, путают близкие в графическом отношении буквы. В результате устойчивый и обобщенный образ той или иной буквы у них не возникает (Лурия, 1962; Цветкова, 1972 и др.). В зависимости от степени выраженности этих трудностей процесс чтения может нарушаться в разной степени: от утраты беглости до развернутого, аналитического чтения с элементами угадывания и в конечном счете до невозможности понимания смысла прочитанного. Автоматизированный навык чтения отчасти способствует глобальному способу чтения без детального анализа отдельных букв.

У пациентки Б. нарушение зрительной обработки буквенной информации было первичным, поскольку процесс собственного письма или под диктовку оставался абсолютно сохранным, но она не могла прочесть написанное. Различие механизмов локализации в нашем случае подтверждалось течением болезни. Приведем высказывания самой больной:


Б.: После первого инсульта у меня все было нормально, кроме того, что я забыла, как называются все буквы. Хотя написать я их могла как угодно — по одной по порядку, вразбивку... Это не составляло труда. Прочитать ни одной буквы, ни единой цифры не могла. Вот так у меня сразу ушла информация о том, как буквы называются и как они считываются. Когда я на них смотрела, я видела набор знаков. Как сказать? Я знаю, что это буква, но я не знаю, какая она — русская или другая. Мой муж в день выписки пришел в больницу за мной и в руках держал журнал. Я беру у него журнал и спрашиваю: «А на каком языке у тебя журнал?»


Э.: А что это за журнал?


Б.: Он касался технических вещей. Оказалось, что я вижу лишь, что все буквы разные. Вот если их положить рядом, я скажу, что это одна буква, а это другая. Но что за буква, я не знала независимо от того, простая она, как А, или другая. Я ни одной буквы не знала. И тут я поняла, что я не читаю. Постепенно в занятиях уже в другой больнице они (буквы. — Н.П.) стали появляться».


Э.: А что-нибудь было с речью?


Б.: Почти ничего. Так, иногда слово подыскивала, но мне это не мешало. Память была такая же, как и до болезни, — очень хорошая. Сейчас я должна среди других некоторые буквы вычислять, а не считывать их. Когда я не понимаю, что за буква, у меня шевелятся пальцы, и я пытаюсь прописать и вспоминать. Это мне помогает. Но есть буквы такие — всегда знакомые, а другие всегда путаю, например: Б и В, П и Н, У—Ч, Э—З, Ш—М, Б—Ю, Е—З, П—Т Д—Ц, Е—С. Некоторые просто не помню. Сразу я букву не узнаю.


В результате нарушения зрительных образов букв автоматизированный навык чтения у больной распался, а процесс чтения стал замедленным, угадывающим, с многократными возвращениями к прочитанному для уточнения понимания смысла. Опора на дополнительную двигательную афферентацию могла способствовать обобщенному восприятию буквы, выделению сигнальных признаков, припоминанию названия графемы и преодолению глобального восприятия буквенных знаков.

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2010. № 1

Н. Н. Полонская

Случай зрительной агнозии у больной с двусторонним нарушением мозгового кровообращения в задних мозговых артериях

Сообщение 2. Исследование нарушений зрительного узнавания лиц, пространства, цвета и букв


Курсовые, дипломные, рефераты и контрольные


Также читайте:

 
2010-2016 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru