Анализ нарушения узнавания лиц




Лица людей многообразны и индивидуальны. Их тонкие различия нелегко вербализовать, и словесный портрет вряд ли может полностью передать портрет реальный. Выбор изображения лица из ранее показанных и новых вызывает больше трудностей, чем в аналогичном эксперименте с другими категориями стимулов. Опознание лица как целостного объекта среди подобных требует тонких дифференцировок. Человек способен различать, узнавать, вспоминать, сравнивать множество лиц своей расы, но затрудняется делать это внутри даже небольшой группы людей, относящихся к другой расе (например, китайцев). В первом случае опознание происходит в момент восприятия объекта — симультанно, путем целостного сравнения, во втором случае переработка зрительной информации, вероятно, требует дополнительного развернутого анализа отдельных признаков. Исследования в этой области направлены на поиск мозговых механизмов, обеспечивающих процессы их различения и узнавания.
Нарушение узнавания хорошо знакомых лиц, названное Бодамером в 1947 г. «прозопагнозией», описано многими клиницистами- неврологами. В отношении синдрома лицевой агнозии существуют разные мнения. Одни исследователи относят ее к специфической и изолированной форме нарушения, другие рассматривают ее внутри более общих расстройств зрительного гнозиса или же среди нарушений узнавания разных объектов, имеющих индивидуальные признаки (например, коллекция туфель, сумок и др.). Описаны случаи, когда больные с прозопагнозией также не отличали свою собаку от собак других пород, не ориентировались в видах цветов и деревьев, затруднялись в определении марки машины и др. Можно предположить, что специфическая способность распознавания лиц определяется их абсолютно иным комплексом признаков и свойств по сравнению с восприятием всех прочих объектов, а нарушение узнавания других категорий предметов с близкими и индивидуальными признаками связано с проградиентным нарушением зрительно-предметного гнозиса. Согласно данным фМРТ-исследования, нарушения восприятия лиц связаны с патологией правополушарных или двусторонних затылочно-височных структур, в том числе веретенной извилины (вентральный путь). Предполагается, что лицевая агнозия обусловлена невозможностью сравнения специфических деталей целого объекта. Неразличение индивидуальных компонентов, отличающих одно лицо от другого, нарушает целостное сравнение и опознание. Существуют разные подходы к пониманию характера операций переработки информации при опознании индивидуальных образов объектов как сложных конфигураций в отличие от простых: от первичного анализа уникальных компонентов объекта к созданию перцептивной гипотезы в отношении целостного образа или же в направлении от восприятия целого образа к уточнению его компонентов (Farah, 2004 и др.).

У пациентки Б. неузнавание лиц оставалось самыми грубым дефектом на протяжении нескольких лет. Больная не узнавала мужа, детей, внуков и себя в зеркале. Если в процессе узнавания предметов и их изображений у нее часто могли возникать гипотезы и ошибки, способствовавшие опознанию, то при встрече со знакомыми людьми или при предъявлении их портретов она отказывалась от заданий, поскольку не имела никаких предположений. Догадка могла возникнуть при опоре на другие внешние признаки (голоса, прически, роста, и т.д.), узнавание которых способствовало узнаванию человека.


В ходе исследования мы показывали больной портреты очень известных людей. В момент предъявления она никого не опознавала, и лишь после длительного рассматривания, рассуждений и наводящих вопросов экспериментатора (Э.) у Б. иногда возникали правильные догадки. Например: Пушкин (художник О. Кипренский) — по позе рук и этим волосам кудрявым я предполагаю, что это Пушкин; Ленин (художник Н. Андреев) — глаза, нос, усы, бородка, уши, залысины — мужчина, на козлика похож. (Э.: Это был самый известный человек в нашем государстве.) — Ближе всего к Ленину; Брежнев (фото) — нет, не знаю. (Э.: Посмотрите на его брови.) — Ну, тогда это Брежнев; Маркс — окладистая бородка... Это Маркс?Юрий Гагарин (фото) — очень улыбчивый. Мужчина или женщина? Застегнут направо, значит мужчина. Но кто это?; Лев Толстой — это руки, а не лапы, ноги, раз босой, брюки. Борода? Рот, нос. Это что? Лысина? Нет, не знаю.; Горький (художник И. Бродский) — не знаю. (Э.: Это писатель.) — У Горького была шляпа и усы. О своих близких Б. сказала: «Когда передо мной стоят мой муж и дочь, я могу определить их, но не по лицам, а по разнице в росте или прическам. Но моих одинаковых внучат узнать невозможно и я спрашиваю всегда "ты кто?"».


Через два года после второго инсульта у Б. можно было наблюдать некоторую положительную динамику в отношении восприятия знакомых лиц. Первое, что ею было замечено, — это движение глаз с последующим ощущением их различий на лицах двух внуков. Б. описывает это так: «Раньше все лица выглядели одинаковыми и аморфным. С какого-то момента я стала различать глаза, носы, ротики. Я их даже вижу как разные. Они, особенно когда они движутся, всегда разные. Сейчас я вижу лицо, черты лица, но не могу сказать еще, кому оно принадлежит. Я никого не помню, как они выглядят. Я их не представляю мысленно». Подчеркнем, она впервые говорит, что не помнит, кто и как выглядит, а не то, что не видит, не различает лица. Вероятно, при идентификации лица не происходит целостного узнавания виденных ранее тонких различий его черт, лицо не опознается и выглядит для больной как незнакомое.


В данном случае характер нарушения опознания лиц указывает на то, что этот процесс не является собственно перцептивным, а реализуется механизмами сложной функциональной системы, в которую входят процессы восприятия и памяти (Кроль, 1995; Невская, Леушина, 1990 и др.). Важным представляется определение факторов, связанных с успешностью запоминания лиц, а также роли межполушарного взаимодействия в процессе опознания. Это требует особого рассмотрения. Надо заметить, что эмоциональный компонент восприятия лиц у Б. оказался относительно сохранным. Об этом она говорит так: «Черты лица не могу выделить, а вот настроение могу понять».


Нарушение лицевого гнозиса нередко встречается у больных наряду с предметной, оптико-пространственной, топографической, цветовой агнозией. Однако при правосторонних поражениях, приводящих к про- зопагнозии, синдром оптической агнозии на буквы с «чистой алексией» не встречается. Их совместное проявление возможно при билатеральных поражениях широкой зрительной сферы.


ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2010. № 1

Н. Н. Полонская

Случай зрительной агнозии у больной с двусторонним нарушением мозгового кровообращения в задних мозговых артериях

Сообщение 2. Исследование нарушений зрительного узнавания лиц, пространства, цвета и букв



Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru