Понимание и переживание террористической угрозы. Результаты




Рассмотрим полученные в исследовании половые, возрастные, личностные различия испытуемых в понимании и переживании ТУ.


Половые различия. По общему показателю ОПТУ (переживанию ТУ) результаты 353 женщин значимо выше результатов 345 мужчин: М=53.9 и М=47.7, p<0.01. Личностная тревожность у женщин также выше, чем у мужчин: М=45.7 и М=38.7, p<0.001. Вместе с тем по ШБУ у женщин ниже, чем у мужчин, «контролируемость» (убеждение в том, что люди могут контролировать происходящее с ними и способны предотвращать нежелательные последствия событий): М=11.6 и М=12.5, p<0.001, а также «способность контролировать ситуацию» (убеждение в том, что можно не только осознавать происходящее с тобой, но и поступать так, чтобы ситуация складывалась в твою пользу): М=16.7 и М=17.6, p<0.001.

Неудивительно, что, продолжая незаконченные предложения, женщины подчеркивают то, что нельзя контролировать: «Террористический акт — это акт агрессии психологически неуравновешенных людей с целью доказательства своего мнимого превосходства»; «Люди понимают террористическую угрозу как какое-то ужасное действие, которое никто не в силах предотвратить». Противостоять террору невозможно, потому что его основой является «психологический срыв, страх». У мужчин проявилась оценочная идентификация себя с террористами по качеству силы/слабости: «Угроза слабых мужиков с оружием беззащитным людям». Они также чаще указывают на социальную подоплеку, действительные, но скрытые причины терактов: «Насаждение угрозами и насильственными методами чьих-то идей».


Возрастные различия. Сравнение 190 молодых испытуемых из нижнего квартиля распределения по возрасту (М=18.8 года) и 184 взрослых испытуемых из верхнего квартиля (М=35.4 года) обнаружило, что у младших выше, чем у старших, показатель ОПТУ (М=53.0 и М=50.5, p<0.01), тревожность (М=44.5 и М=41.6, p<0.01) и макиавеллизм (М=75.0 и М=69.2, p<0.001). Однако у младших ниже оценки по базисным убеждениям в доброжелательности мира (мир в целом — достойное место для жизни, неудачи в нем происходят довольно редко, а субъекта окружают в основном порядочные, достойные доверия люди, которые при необходимости придут на помощь): М=30.7 и М=33.9, p<0.01; по справедливости (убеждение в том, что хорошие и плохие события распределяются между людьми по принципу справедливости: каждый получает то, что заслуживает): М=17.5 и М=18.4, p<0.04; по общему показателю СЖО: М=101.7 и М=108.5, p<0.005.

Продолжая незаконченные предложения, девушки нередко подчеркивают несамостоятельность принятия решения террористами, невозможность противостоять чужой воле: «Теракты совершают люди под влиянием какого-либо лидера, которому не могут сопротивляться; они слабые и поддающиеся уговорам, внушению». Для юношей важно нарушение своего понимания современной социальной действитель- ности: «Люди понимают террористическую угрозу как непонимание действий тех, кто совершает такие поступки».


Личностные различия. Регрессионный анализ показал, что двумя значимыми предикторами, по которым можно предсказать оценки по суммарному показателю ОПТУ для всей выборки (698 человек), являются личностная тревожность (Beta=0.40, p<0.001) и макиавеллизм (Beta=—0.15, p<0.001). Эти результаты дали новое направление обработки данных: выяснение того, чем различаются испытуемые с высоким и низким уровнем выраженности названных личностных черт.
Сначала сравнивались данные 180 испытуемых из нижнего (М=56.2) и 189 из верхнего (М=86.6) квартиля распределения по шкале макиавеллизма. У первых выше оценки по шкале «Антиципация» ОПТУ: М=18.6 и М=17.4, p<0.03 (входящие в эту шкалу утверждения позволяют оценить уровень предвосхищения субъектом новых терактов: насколько вероятным он считает их повторение и прогнозирует возможность их осуществления). Антиципация в значительной степени связана с когнитивной оценкой, осознанием и пониманием угрозы риска стать жертвой теракта. Она проявляется в согласии испытуемых, например, с такими утверждениями: «В общественных местах я стараюсь обращать внимание на подозрительных лиц, похожих на террористов»; «У меня возникают мысли о том, что теракты будут повторяться»; «Из-за угрозы терактов лучше не строить планы на будущее». Очевидно, что такие ответы испытуемых основаны на общих знаниях о терроризме и понимании конкретных социальных ситуаций, в которых можно оказаться. Судя по оценкам по шкале «Антиципация», возможные теракты реже оказываются предметом осознания, размышления и понимания макиавеллистов, чем немакиавеллистов. По-видимому, первые в меньшей степени переживают возможность стать жертвой теракта (общие показатели ОПТУ: М=49.7 и М=51.4, различия не значимы).
Фундаментальная характеристика мировоззрения макиавеллистов — представление о необходимости и универсальности манипуляции в общении. Они понимают теракты прежде всего как способы решения задач, достижения определенных целей самими террористами и теми, кто за ними стоит: «Попытка решить свои проблемы за чужой счет», «Фанатики, управляемые умными людьми», «Умышленное масштабное причинение вреда экономике и людям в той или иной стране по политическим или идеалистическим взглядам». Макиавеллисты полагают, что теракты в современном мире неизбежны: «Это угроза обществу, которую нельзя предотвратить». В качестве причин терактов называют власть, религиозную веру, деньги. Немакиавеллисты, указывая на недопустимость такого мировоззрения и поведения, считают, что «террор — один из самых грязных способов заработать деньги». У них выше, чем у макиавеллистов, общий показатель СЖО (М=110.7 и М=96.8, p<0.001), но ниже тревожность (М=40.3 и М=44.4, p<0.005).
В отличие от антиципации тревожность тесно связана с эмоциональной сферой личности и может не осознаваться. Высокотревожные люди более интенсивно реагируют на события или обстоятельства, которые потенциально содержат возможность неудачи или угрозы. Сравнение результатов 187 испытуемых с высокой тревожностью (М=53.8) и 176 с низкой (М=31.3) показало, что у высокотревожных выше оценки по общему показателю ОПТУ (М=55.3 и М=45.1, p<0.001) и уровень макиавеллизма (М=75.8 и М=69.3, p<0.001), но зато значительно ниже общий индекс СЖО: М=93.5 и М=116.1, p<0.001. Следовательно, высокотревожные люди сильнее низкотревожных переживают ТУ, более склонны к манипуляции, подозрительности и враждебности. Однако они менее удовлетворены осмысленностью, эмоциональной насыщенностью, целенаправленностью и управляемостью своей жизни.

Понимание ТУ высокотревожными испытуемыми сфокусировано на эмоционально-иррациональных сторонах этого явления: «Террористический акт — это глобальное уничтожение, страх смерти, страх за своих близких»; «Смерть, боль, страдание». Низкотревожные считают, что люди должны знать о терактах, «но не должны об этом думать постоянно». Если уж трагедию невозможно предотвратить, то нельзя забывать о необходимых мерах безопасности: «Нужно продолжать жить, пока жизнь есть, и надо принимать определенные меры предосторожности».


С позиций психологии понимания, несомненно, важно выявить индивидуально-психологические особенности испытуемых, различающихся по «способности контролировать ситуацию» ШБУ. Такая способность построена на когнитивном моделировании, осознании и понимании происходящего. Сравнивались данные 198 испытуемых с низкой способностью к контролю (М=13.5) и 227 — с высокой (М=20.4). Низкой способности к осознанию и контролю соответствует более высокий уровень ОПТУ, а высокой — более низкий уровень: М=52.0 и М=49.4, p<0.01.
Испытуемые, более способные к контролю, в большей степени согласны с утверждением: «В общественных местах я стараюсь обращать внимание на подозрительных лиц, похожих на террористов» (М=3.0 и М=2.6, p<0.025). Однако они не согласны с тем, что «из-за угрозы терактов лучше не строить планы на будущее»: М=1.4 и М=1.6, p<0.05.

При осмыслении обсуждаемой проблемы испытуемые с высоким контролем подчеркивают запланированность терактов и целенаправленность действий причастных к ним людей. Террористический акт — это «подготовленное событие», «спланированное мероприятие», «действия, направленные на ухудшение жизни людей», «ошибка служб безопасности». Они понимают теракты как средство достижения политических, религиозных и других целей: «Теракты совершают люди, которые боятся (и потому бьют из-за спины), но не знают других методов». Испытуемые с низким контролем наоборот отказываются признать последовательность и целенаправленную успешность действий террористов. «Террористический акт — это бессмысленные смерти людей, он не приводит к какой-то нужной цели». Если же плановый характер действий признается, то отрицается достижение желаемого эффекта: «Это хорошо спланированная акция, но бессмысленная, так как сила не всегда приносит желаемый результат».


ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2010. № 1

В. В. Знаков, Е. М. Турок

Понимание и переживание террористической угрозы



Также читайте:

 
Поиск по сайту

Популярные темы

Новые тесты

Это интересно
2010-2017 Psyhodic.ru
Все замечания, пожелания и предложения присылайте на admin@psyhodic.ru